Иски о признании

«Промежуточные» решения о признании – зло ли? И если зло, так как процессуально оформить борьбу с ними?

Иски о признании

Наверное, банальностью будет сказать, что всякое исковое требование о присуждении подспудно включает в себя еще и требование о признании: прежде, чем присудить к исполнению какой бы то ни было обязанности, суд прежде вынужден установить само наличие этой обязанности.

Как правило, само по себе признание – без присуждения – истцу неинтересно, а потому требование о признании права не выделяется обычно отдельно в просительной части иска (надо еще и иметь в виду, что, будь оно отдельно обозначено в ней, его пришлось бы отдельно оплатить госпошлиной), а вывод о признании права, соответственно, делается не в резолютивной, а в мотивировочной части судебного решения.

Однако иногда цель истца заключается исключительно в авторитетной (а что может быть в правовой сфере авторитетнее суда?) констатации наличия (ну или отсутствия, но это уже немного другая история) правоотношения.

То есть ему нажно именно решение суда о признании права – даже тогда, когда такого признания еще явно недостаточно для разрешения спора и с очевидностью требуется присуждение.

Почему истец, тем не менее, не просит сразу же присудить ответчика к исполнению, а заявляет лишь иск о признании? Может, считает, что при наличии такого решения истец готов будет исполнить право добровольно, может, хочет распорядиться правом и ему нужно подтверждение его наличия для приобретателя… да мало ли почему.

Если истец заявляет иск, оплачивает его пошлиной, у суда нет никаких оснований не рассматривать его. А значит – если к тому есть основания – вынести решение об удовлетворении иска. Коль скоро речь идет об иске о признании – вынести решение о признании права.

В то же время в нашей правовой системе сложилось довольно настороженное отношение к искам о признании и на то были свои причины. Можно назвать как минимум два случая, когда иски о признании использовались для обхода закона, и такое их использование послужило общей тенденции ограничения возможности использования такого способа защиты гражданских прав как признание права.

Случай первый – использование исков о признании права собственности (как правило собственности, хотя могут быть и другие вещные права) в обход норм о виндикации. Ну действительно: предъявишь виндикационный иск – и столкнешься с возражением об истечении срока исковой давности, а то и с возрежением о добросовестном приобретателе.

А в отношении исков о признании (настоящих исков о признании, разумеется, а не столь распространенных преобразоватьельных исков, лишь названных как иски о признании) действие приобретательной давности представляется как минимум алогичным: как известно, для применения исковой давности суд сначала должен сделать вывод о наличии права, а затем отказать в его защите в связи с истечением срока. Если же исковое требование и состоит в признании, то отказать в его удовлетворении в резолютивной части решения, между тем признав право в мотивировочной части, было бы несколько странно. Возражение же о добросовестном приобретателе сейчас может сработать и против иска о признании – когда добросовестный приобретатель у нас признается собственником с момента такого приобретения, а прежний собственни, соответственно, в момент рассмотрения дела уже больше собственником не является и его право признано быть не может; но пока этот вывод был в нашей правовой системе не общепринятым (в отношении недвижимости до 2005 года, в отношении движимости эта общепринятость до сих пор основывается а постановлении 10/22), а равно если будут восприняты все еще раздающиеся время от времени законодательные предложения о том, что добросовестный приобретатель становится собственником лишь после предъявления к нему иска и отказа в его удовлетворения – это также могло дать фору истцу с иском о признании права против истца с правильным иском о присуждении.

Второй случай злоупотреблений – иски о признании сделок недействительными в отсутствие требования о применении последствий недействительности этих сделок.

Оно особенно было распространено тогда, когда закон предусматривал право суда самостоятельно применить последствия недействительности ничтожных сделок.

Можно было предъявить иск о признании ничтожной сделки недействительной, уплатив гопошлину только за это требование, а присуждения к реституции требовать от суда в силу его полномочий.

Эти злоупотебления привели к тому, что для борьбы с ними сначала суды, а затем и законодатель стали ограничивать возможность применения иска о признании права.

Так, в случае с признанием права собственности постановление 10/22 указывает, что такой иск может быть предъявлен, если истец владеет спорным имуществом, если же не владеет, то к его иску будут применяться правила о виндикации (суд, в идеале, не может сам изменить квалификацию иска, а потому не может сам присудить к виндикации в отсутствие соответствующего требования истца, но может лишь применить правила о ней). На уменьшение привлекательности исков о признании права собственности сработало о укоренение в нашей правовой системе института добросовестного приобретения права от неуправомоченного лица – т.е. материально-правовое решение повлияло и на возможность применения этого способа защиты прав. 

В случае с недействительностью сделок ограничений пошли по пути того, что сначала практика стала предъявлять к истцу, заявляющему о недействительности, но не просящему применить последствия недействительности, требование обосновать свой интерес именно в таком способе защиты своего права, а затем – в указании на то, что решение о признании само по себе – без исполнительного решения – не является основанием для внесения каких бы то ни было записей в публичные реестры прав.

Тем самым удалось несколько снизить количество исков о признании права, предъявляемых в обход закона. Но вместе с тем сформировалось и доволльно настороженное отношение к искам о признании вообще.

Является ли злом само по себе предъявление промежуточного иска о признании? Что плохого в том, что истец готов два раза сходить в суд – сначала за решением, констатирующим у него наличие права, а затем – за решением о присуждении к принудительному исполнению этого права?

Если же в этом есть что-то плохое, то как должен реагировать суд, если к нему приходят с иском о признании в подобной ситуации? Отказывать в удовлетворении иска? То есть в ситуации, когда право есть – отказывать в его признании под предлогом того, что оно не может быт защищено таким способом.

Но отказ в удволетворении иска о признании создает для такого, вообще-то, имеющего право лица еще более тяжелую ситуацию: если ранее его право было неопределенным, спорным, то теперь оно окажется еще более сомнительным, ведь авторитетный государственный орган отказал в его признании.

Кто же будет читать мотивировочную часть решения?

Не рассматривать такие иски по существу вообще? Т.е.

не принимать иски к производству, прекращать производство по ним либо оставлять их без рассмотрения? Но такие действия возможны лишь в прямо предусмотренных процессуальным законом случаях, а практически никакие из них не могут подходить под описанную ситуацию (раньше, знаю, прибегали к аргументу “у вас нет спора, а суды рассматривают споры, а значит, дело не подлежит рассмотрению в суде”, но, во-первых, сейчас закон изменен так, что формулировки процессуальных кодексов этого уже совсем не позволяют, а во-вторых, спор-то действительно зачастую есть – ответчик не признает наличия у истца спорного права). Кроме того, если истец обладает правом, но избрал ненадлежащий способ его защиты, то обычно это ведет именно к отказу в удовлетворении иска по итогам рассмотрения дела по существу.

Или же все-таки, с учетом того, что наиболее одиозные возможности злоупотребления исками о признании в обход закона судебной практикой и законом закрыты, стоит перестать бояться промежуточных исков о признании и – если истец желает внести ясность в свои правовоые отношения с ответчиком без присуждения к исполнению – давать ему такую возможность?

Источник: https://zakon.ru/blog/2020/11/29/promezhutochnye_resheniya_o_priznanii_-_zlo_li_i_esli_zlo_tak_kak_processualno_oformit_borbu_s_nimi

Жилищное право

Иски о признании

⇐ Способы судебной защиты жилищных прав (по материалам судебной практики)

Иски о признании (установительные) представляют собой иски, предмет которых связан с констатацией наличия или отсутствия спорных прав или законных интересов, т.е. спорного материального правоотношения.

Необходимо различать две разновидности установительных исков: положительные (позитивные) и отрицательные (негативные) иски о признании. Положительный иск о признании направлен на установление факта существования спорных прав и юридических обязанностей, т.е.

правоотношения, связывающего истца и ответчика. Например, иск о признании права пользования жилым помещением. Отрицательный иск о признании направлен на установление факта отсутствия субъективных прав и юридических обязанностей, т.е.

правоотношения, связывающего истца и ответчика. Например, иск о признании утратившим (непреобретшим) право пользования жилым помещением

2.1. Иск о признании права собственности на жилое помещение. Предъявление данного иска определяется чаще всего стремлением истца подучить решение, которое исключило бы на будущее возникновение разногласий с ответчиком по поводу спорной вещи.

Кроме того, решение по иску о признании права собственности часто используется как некий промежуточный этап для иного иска, факты, установленные в таком решении, приобретают свойство преюдициальности (п. 2 ст. 61 ГПК РФ) и.

следовательно, уже не подлежат доказыванию при рассмотрении другого дела (например, по иску об истребовании спорной квартиры или об устранении препятствий в пользовании ею и т.п.).

Поэтому иск о признании права собственности часто предъявляется и наряду с другими исковыми требованиями (о расторжении договора, о признании договора недействительным. о признании недействительной записи в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним и т.д.).

2.2. Иск о признании утратившим (неприобретшим) право пользования жилым помещением. Самым распространенными основаниями для предъявления иска о признании утратившим право пользования является ч. 4 ст. 31 ЖК РФ и п. 2 ст. 292 ГК РФ.

Весьма распространенным основанием для предъявления иска о признании утратившим права пользования жилым помещением, переданным по договору социального найма, является выезд лица из жилого помещения в другое место жительства. Так, согласно ч. 3 ст.

83 ЖК РФ в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма считается расторгнутым со дня выезда.

Данной правовой нормой предусматривается право нанимателя и членов его семьи (бывших членов семьи), на одностороннее расторжение договора социального найма и определяется момент его расторжения.

Исходя из равенства прав и обязанностей нанимателя и членов его семьи (бывших членов семьи), это установление распространяется на каждого участника договора социального найма жилого помещения.

Следовательно, в случае выезда кого-либо из участников договора социального найма жилого помещения в другое место жительства и отказа в одностороннем порядке от исполнения названного договора этот договор в отношении его считается расторгнутым со дня выезда.

При этом выехавшее из жилого помещения лицо утрачивает право на него, оставшиеся проживать в жилом помещении лица сохраняют все права и обязанности по договору социального найма Верховный Суд РФ в Обзоре законодательства и судебной практики за II квартал 2007 г. (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 1 августа 2007 г.

) указал, что в отношении лица (нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя), выехавшего из жилого помещения в другое место жительства оставшимся проживать в жилом помещении лицом может быть заявлено в суде требование «о признании утратившим право на жилое помещение в связи с выездом в другое место жительства».

В этом случае утрата выехавшим из жилого помещения лицом права на это жилое помещение признается через установление фактов выезда этого лица из жилого помещения в другое место жительства и расторжения им тем самым договора социального найма.

Вместе с тем, если истцом заявлено требование о расторжении договора социального найма с ответчиком в связи с его выездом в другое место жительства, то такая формулировка требования сама по себе не является поводом к отказу в иске со ссылкой на то, что договор социального найма расторгается по ст. 83 ЖК РФ одновременно со всеми его участниками и только по требованию наймодателя. Основанием иска и в этом случае является выезд лица из жилого помещения в другое место жительства и отказ в одностороннем порядке в связи с этим от исполнения договора социального найма.

Вязниковским городским судом (дело № 2-284/07) рассмотрен иск Л.Е. к В.Г. о расторжении договора социального найма и снятии с регистрационного учета. Истец указала, что ответчик не проживает в квартире с 1987 г.

, его место жительства ей неизвестно, опрошенные свидетели подтвердили, что не видят ответчика по месту жительства около 10 лет, согласно справке с места жительства в квартире зарегистрированы два человека, проживает — один. Судом в удовлетворении исковых требований Л.Е.. отказано.

При этом суд сослался на установленные фактические обстоятельства: в 1987 г. между сторонами возникли неприязненные отношения и истец препятствовала ответчику пользоваться квартирой согласно форме 1П.

Ответчик в 2003 г. поменял паспорт и сохранил регистрацию по прежнему месту жительства, брак не расторгнут, договор социального найма заключен с истцом, в тексте договора ответчик в качестве члена семьи не указан.

Суд пришел к выводу о том, что ответчик отсутствует по месту жительства временно и в соответствии со ст. 71 ЖК РФ его отсутствие не влечет изменения прав и обязанностей по договору найма. Суд указал также, что в соответствии с ч. 3 ст.

83 ЖК РФ договор найма может быть расторгнут только в случае добровольного выезда нанимателя с членами семьи, что в данном случае места не имело.

Основаниями для предъявления иска о признании лица непреобретшим права пользования может являться вселение ответчиков в спорное жилое помещение с нарушением требований действующего законодательства наличие у гражданина регистрации по месту жительства в жилом помещении, куда он не вселялся.

https://www.youtube.com/watch?v=nrhkMTQiUto

При этом следует руководствоваться ст. 30, 31, 69, 70, 80, 81 ЖК РФ, а также учитывать позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в постановлении от 2 февраля 1998 г. по делу о проверке конституционности п.

10, 12 и 21 «Правил регистрации и снятия граждан РФ с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах РФ», утвержденных постановлением Правительства РФ от 17 июля 1995 г.

№ 713, согласно которой сам по себе факт регистрации (по месту жительства и месту пребывания) или отсутствие таковой не порождает для гражданина каких- либо прав и обязанностей.

А. являясь собственником квартиры в п. Никологоры Вязниковского района Владимирской области, обратилась в суд с иском к С. о признании не приобретшим право пользования жилым помещением. В обоснование иска указав на то, что в 1999 г.

зарегистрировал ответчика в указанной квартире по его просьбе для дальнейшего трудоустройства. Он в спорную жилую площадь никогда не вселялся, бремени содержания квартиры не нес и не заявлял о своих правах на проживание, не пытался туда вселиться.

Решением Вязниковского городского суда от 21 июня 2007 г. (дело № 2-387/07) исковые требования истца удовлетворены. При этом суд исходя из того, что на основании вышеизложенных обстоятельств, а также что С.

не являлся членом семьи собственника квартиры, так как не вел с истцом общего хозяйства, не приобрел права пользования указанный помещением.

Имеет место обращение в суд с указанными исковыми требованиями также при условии вселения и проживания в жилом помещении ответчика в том случае, когда отсутствовали законные основания для вселения или приобретения права пользования.

По делу № 2-662/2005 (Муромский городской суд) по иску Е. к Б. о признании не приобретшей право пользования жилым помещением, выселении и снятии с регистрационного учета, разрешая возникший спор, суд руководствовался ст. 53, 54 ЖК РСФСР и ст.

69, 70 ЖК РФ, по смыслу которых при вселении ответчика в квартиру необходимо было получить согласие истца, и это обстоятельство является обязательным условием для приобретения вселенным равного с нанимателем права пользования жилым помещением.

Поскольку судом установлено, что ответчик вселился в квартиру без согласия нанимателя жилого помещения, т.е. с нарушением требования жилищного законодательства, суд удовлетворил требования Е.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Владимирского областного суда решение суда оставлено без изменения.

2.3. Иск о признании договоров, объектом которых являются права на жилые помещения, недействительными полностью или в части (например, договоров найма, купли-продажи, дарения, мены ренты жилого помещения).

Гражданин Г. путем обмана убедил гражданку П., 1930 г. рождения подписать договор дарения принадлежащей ей квартиры по ул. Никитина г. Калуги.

За совершение виновных действий, связанных с незаконным завладением жилой площадью, он был осужден по ст. 159, ч. 2, ст. 163, ч. 1 УК РФ. По иску прокурора г.

Калуги договор дарения указанной квартиры признан недействительным, жилая площадь возвращена престарелой женщине.

Выше отмечалось, что защита гражданских (в том числе жилищных) прав может осуществляться также в рамках неискового судопроизводства.

Так, лицо, чье жилищное право нарушено, может обратиться в суд с заявлением о признании недействительными (оспаривании) решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих. Данная процессуальная форма реализации права на защиту жилищных прав может быть использована, например, в случае отказа в регистрации по месту жительства (пребывания) как собственника, так и иных лиц, либо отказа в регистрации права собственности на жилое помещение и т.п. Следует отметить, что производство по делам данной категории не является исковым и регулируется гл. 23—25 ГПК РФ.

В. обратилась в суд с заявлением об оспаривании решения начальника отделения по району «Лефортово» УФМС России по г. Москве в ЮВАО об отказе в регистрации по месту жительства, ссылаясь на то, что она состоит в браке с нанимателем комнаты в коммунальной квартире, от совместной жизни имеют сына, 1994 г. рождения.

С согласия супруга вселилась в комнату в 2005 г. и пользуется ею. Однако им незаконно отказано в регистрации по месту жительства. Решением Лефортовского районного суда г. Москвы заявление удовлетворено: признано неправомерным решение начальника отделения по району «Лефортово» УФМС России по г.

Москве, на начальника возложена обязанность зарегистрировать заявителя и ребенка по месту жительства.

Источник: https://isfic.info/homs/nope99.htm

Виды исков и их характеристика

Иски о признании

Классификация исков возможна по двум основаниям (критериям):

  1. материально-правовому (отраслевому);
  2. процессуально-правовому.

В литературе встречаются и иные основания классификации исков. Например, по характеру защищаемых интересов различают иски:

  • личные;
  • в защиту публичных интересов;
  • в защиту прав других лиц;
  • о защите неопределенного круга лиц (групповые иски);
  • косвенные иски.

Личные иски направлены на защиту истцом своих собственных интересов по спорному материальному правоотношению. Они составляют основную часть дел, разрешаемых судами общей юрисдикции.

По искам в защиту публичных интересов выгодоприобретателем предполагается общество в целом или государство, так как невозможно определить конкретного выгодоприобретателя.

https://www.youtube.com/watch?v=_8lpQx7XUf4

Иски в защиту прав других лиц направлены на защиту не самого истца, а других лиц в установленных законом случаях. Например, иски, подаваемые органами опеки и попечительства в защиту прав несовершеннолетних детей.

Иски о защите неопределенного круга лиц (групповые иски) направлены на защиту интересов группы граждан, полный персональный состав которой на момент возбуждения дела неизвестен. В интересах группы выступает одно или несколько лиц группы без специального уполномочия.

Предполагается, что сама процедура разбирательства, связанная с необходимостью оповещения и выявления участников группы, позволяет к вынесению судебного решения сделать состав группы определенным, персонифицированным (следует указать, что вопрос о тождестве исков о защите неопределенного круга лиц и групповых исков является дискуссионным).

Косвенные иски направлены на защиту интересов группы лиц, персональный состав которой заранее определен. Они призваны, в первую очередь, защищать интересы субъектов корпоративных отношений (в основе которых лежит объединение лиц и (или) их капиталов с целью достижения общей экономической цели, получения прибыли).

Классификация исков по материально-правовому признаку

Классификация исков по материально-правовому признаку (соответствует отрасли права):

  • трудовые;
  • жилищные;
  • гражданские;
  • семейные и т.д.

Гражданские иски (иски из гражданских правоотношений) подразделяются на:

  1. иски из отдельных договоров (из договора аренды, договора лизинга и т.д.);
  2. иски о защите права собственности;
  3. иски о праве наследования;
  4. иски из авторских прав.

Материально-правовая классификация исков позволяет определить:

  • направление и объем судебной защиты;
  • под­ведомственность спора и его субъектный состав;
  • выявить специфику процессуальных особенностей данного спора.

Классификация исков по процессуально-правовому признаку

Предъявляя иск, истец может преследовать различные цели. От цели иска (его содержания) или способа защиты права зависит сам характер судебного решения, т.е. какое решение хочет получить истец от суда.

По процессуально-правовому признаку различают иски:

  • о присуждении (исполнительные);
  • о признании (установительные);
  • преобразовательные (спорно, в некоторых источниках).

Иски о присуждении

Иски о присуждении являются наиболее распространенными в судебной практике. Иски о присуждении представляют собой требования, предмет которых характеризуется такими способами защиты, как добровольное или принудительное исполнение подтвержденной судом обязанности ответчика.

В исках о присуждении истец, обращаясь в суд за защитой своего права, просит:

  1. признать за ним его спорное право;
  2. присудить ответчика к совершению опреде­ленных действий или к воздержанию от их совершения.

Предмет иска о присуждении:

  • материально-правовое требование истца, направленное на присуждение ответчика к совершению какого-либо действия в пользу истца или на воз­держание от совершения какого-либо действия.

Основание иска о присуждении составляют юридические фак­ты, свидетельствующие

  1. о возникновении права (например, факт заключения сделки, составление и удостоверение завещания),
  2. о нарушении данного права (ис­течение срока и невыполнение обязательств).

Примерами исков о присуждении может служить, например, иск о выселении из комнаты и переселении ответчика по месту его регистрации, иск о взыскании стоимости пая.

Особенность исков о присуждении состоит в том, что в них как бы происходит соединение двух требований: о признании спорного права с последующим требованием о присуждении ответчика к выполнению обязанности.

Поскольку форма защиты определяется характером нарушения права, о за­щите которого просит истец, то иск о присуждении имеет место в том случае, когда по характеру нарушения спорного права его защита может осуществляться только путем присуждения ответ­чика к совершению определенных действий или к воздержанию от их совершения.

https://www.youtube.com/watch?v=XT8XsDXzM-c

Иск о присуждении может быть направлен и на то, чтобы от­ветчик воздержался от действий, нарушающих права истца. Такие иски называются исками о воспрещении.

Если по иску о присуждении вынесено решение, то судом выдается исполнительный лист. Поэтому такие иски еще называют исполнительными.

Иски о признании

Назначение исков о признании состоит в том, чтобы устранить спорность и неопределенность права. Ответчик в случае предъявления к нему иска о признании не понуждается к совершению каких-либо действий в пользу истца.

Иски о признании называются исками установительными, по­скольку по ним, как правило, задача суда заключается в том, чтобы установить наличие или отсутствие спорного права.

Вместе с тем в ряде случаев иски о признании служат средством защиты права, которое нарушено, т.е. когда необходимо не только внести определенность в спорное правоотношение, но и устранить нарушение субъективного права истца.

Нарушенные права истца восстанавливаются путем удовлетворения иска о признании, когда ответчик не обязывается совершить какие-либо действия в пользу истца, при этом защита права осуществляется самим судебным решением.

Поскольку оспаривание права может создать в будущем угрозу его нарушения, иски о признании, предъявленные для предотвращения этой угрозы праву истца, имеют и профилакти­ческое значение. Иски о признании могут служить средством уста­новления не только спорного права, но и спорной обязанности.

Нередко иск о признании может предшествовать иску о при­суждении. Это происходит в тех случаях, когда оба исковых тре­бования взаимно связаны, и удовлетворение иска о признании влечет за собой и удовлетворение иска о присуждении.

Примером может служить иск Т. к Заволжскому комбинату социальной защиты населения г. Ульяновска о признании неза­конным решения о прекращении выплаты ему пенсии за выслугу лет как летчику-испытателю и о взыскании недополученных сумм пенсии и компенсации морального вреда.

Иски о признании включают:

  • положительные иски (направлены на признание спорного права);
  • отрицательные иски (о признании отсутствия правоотношения).

Иски о признании имеют, как правило, преюдициальное значение.

Преобразовательные иски

В теории гражданского процессуального права имеет место суждение о существовании преобразовательных исков, которые направлены на изменение или прекраще­ние существующего с ответчиком правоотношения и указывается на то, что это может произойти в результате одностороннего во­леизъявления истца (см., напр., Мохов А.А., Воронцова И.В., Семёнова С.Ю. Гражданский процесс (гражданское процессуальное право) России: учебник / отв. ред. А.А. Мохов. – М.: ООО «ЮРИДИЧЕСКАЯ ФИРМА КОНТРАКТ», 2017. – 384 с. С.98-99.).

Доводы, приводимые некоторыми авторами в поддержку существования так называемых преобразовательных исков, не представляются достаточно убедительными, поскольку, по суще­ству, речь идет в приводимых авторами примерах либо об исках о признании, либо об исках о присуждении.

Все иски, которые именуются преобразовательными, могут быть отнесены либо к искам о признании (например, иски об установлении отцовства, о расторжении брака), либо к искам о присуждении (раздел совместно нажитого имущества супругов). Делением исков на два вида исчерпывается классификация исков по их процессуальной цели.

В настоящее время наука гражданского процессуального права исходит из того, что нет никакой необходимости в выделении в качестве самостоятельного вида исков института так называемых преобразовательных исков, так как суду несвойственна функция ликвидации своим решением прав или создания прав и обязан­ностей, которых у сторон до судебного процесса не было.

Иные виды исков

Помимо исков о признании и исков о присуждении в юриди­ческой литературе указывается на существование групповых ис­ков или исков в защиту неопределенного круга лиц и косвенных (производных) исков.

Основой для классификации данных исков, по мнению неко­торых авторов, является характер защищаемых интересов.

Обосновывая теорию существования группового иска сами сторонники этой позиции указывают, что «групповой иск пред­ставляет собой своеобразный синтез двух процессуальных поня­тий — соучастия и представительства».

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/vidi-iskov-i-ich-charakteristika

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.